Эксперт: иммунология становится одним из главных направлений онкотерапии

Иммунотерапия может стать революционным направлением в лечении онкологических заболеваний. Об этом заявила ведущий научный сотрудник лаборатории клинической иммунологии опухолей ФГБУ НМИЦ онкологии им. Н. Н. Блохина Минздрава России Заира Кадагидзе на пресс-конференции Российского общества клинической онкологии (RUSSCO) «Прорыв в лечении рака. Впервые за 120 лет истории иммунологии».

По ее словам, создание препаратов, которые способны угнетать клетки, подавляющие иммунитет, и стимулировать клетки, обладающие восстанавливающим действием, «дает очень большую перспективу».

«На сегодняшний день во всем мире на разных стадиях клинических исследований находится несколько сотен препаратов», – отметил зам. директора по научной и инновационной работе ФГБУ НМИЦ онкологии им. Н.Н. Блохина Минздрава России Всеволод Матвеев. Даже несмотря на то, что не все они будут признаны эффективными, их число будет увеличиваться, а «иммунология будет развиваться как одно из самых главных направлений в развитии лекарственного лечения онкологических заболеваний в ближайшие годы», – подчеркнул он.

По оценкам врачей, применение препаратов этой группы поможет 15–20% пациентов с онкозаболеваниями.

«Это не универсальное средство, не надо думать, что с помощью этих лекарств можно помочь всем больным, – уточнил Всеволод Матвеев. – Поэтому сейчас наша основная задача – выделить группу больных, которым это поможет, найти факторы, которые помогут выявить нам именно тех больных, кто получит от этого лечения пользу».

О положительных изменениях в российской онкотерапии рассказала член правления RUSSCO, ведущий научный сотрудник отделения амбулаторной химиотерапии НМИЦ онкологии им. Н.Н. Блохина Елена Артамонова. По ее словам, в стране не только реализуются программы обеспечения пациентов зарубежными дорогостоящими лекарствами, но и разрабатываются собственные оригинальные препараты.

Вместе с тем существует проблема доступности детских инновационных препаратов, признала г-жа Артамонова. Это связано с запретом на детские клинические исследования.

«Поскольку клинические исследования не разрешены, нет одобрения, нет и регистрации препаратов», – констатировала она и добавила, что преодоление этой проблемы лежит в совершенствовании регуляторной составляющей.

На фото слева направо: Заира Кадагидзе, Елена Артамонова и Всеволод Матвеев.

Источник: pharmvestnik.ru

Написать ответ

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *